10.04.20
13:10
+7°C, облачно с прояснениями
USD 74.61
EUR 81.09

Меню

10.04.20
13:10
+7°C, облачно с прояснениями
USD 74.61
EUR 81.09
12+

Оставаться человеком! Ветеран советской милиции о нынешней полиции и ее реформах

Александр Косыгин – личность уникальная не только для Саратова, но и для российской правоохранительной системы в целом. Живая легенда советской милиции, гроза преступников всех мастей и непримиримый борец с коррупцией, за что и получил прозвище "саратовский комиссар Каттани". Пройдя путь от рядового оперуполномоченного до начальника УВД Саратова, полковник Косыгин снискал славу честного и неподкупного человека и воплотил неудобный для многих образ идеального милиционера. Череда взлетов и падений на фоне внутренних интриг не сломили Косыгина, а, напротив, закалили изнутри. Историю своей жизни он описал в автобиографичном романе "Остаться человеком", который посвятил человеку, разделившему с ним и радости и невзгоды милицейской жизни, - супруге Лидии Александровне. Рассказ о нелегких милицейских буднях и судьбах людей в системе автор продолжил в серии очерков "Они любили друг друга". Сейчас Александру Михайловичу давно за семьдесят, он бодр духом и го...

Оставаться человеком! Ветеран советской милиции о нынешней полиции и ее реформах

о Дню защитника Отечества Александр Михайлович имеет самое что ни на есть прямое отношение, и не только, как человек, который посвятил свою жизнь борьбе с преступностью. По-военному строгий и выправленный Косыгин наверняка бы сделал головокружительную карьеру в армии, но судьба посчитала, что такой человек нужнее в милиции. Впрочем, куда бы ни забрасывала его жизненная кривая, он всюду выходил победителем.

Не наказания, а испытания

Детство Александра Михайловича пришлось на военные годы, поэтому прошло без "излишеств". Отец фронтовик-инвалид и строгая характером мать с ранних лет приучали детей к самостоятельности, это качество пригодилось Александру в будущем. Ближайшая восьмилетняя школа находилась за 6 километров от родного села, поэтому дорога к знаниям, в прямом смысле этого слова, давалась ему нелегко. До призыва в армию Косыгин успел окончить железнодорожное училище и поработать бригадиром пути на станции Ртищево, где прослыл добросовестным и ответственным работником. Срочную службу будущий милиционер отслужил в Средней Азии.

- Говорили, что нас отправят в школу младших авиаспециалистов, - вспоминает Александр Михайлович. – Дорога оказалась долгой, и на место приехали глубокой ночью. Вдалеке виднелись силуэты МИГов. И только утром поняли, что самолеты стоят на постаментах, а служить нам придется в засекреченной части. Теперь можно сказать, что это ракетные войска – "шахтный вариант".

За год службы Косыгин изучил все виды связи. Как отличника боевой и политической подготовки его направили в Казанское высшее командно-инженерное военное училище.

Все складывалось отлично. Александр был одним из лучших курсантов, выполнял обязанности командира взвода, готовился к защите красного диплома и подавал большие надежды в спортивном десятиборье. Все рухнуло в одночасье, когда у молодого и здорового парня внезапно случился сердечный приступ. Вердикт врачей: "не годен к строевой" прозвучал как приговор. Из госпиталя 23-летний парень вышел со справкой об инвалидности. В родительском доме Александра приняли тяжело.

Курсант Косыгин

Мать и отец не могли поверить, что их молодой и физически крепкий сын тяжело болен. Возвращение совпало с еще одним событием - любимая девушка, узнав о его болезни, сообщила, что выходит замуж за другого, более перспективного жениха.

- Казалось, что жизнь рухнула и никогда не будет прежней, - вспоминает Александр Михайлович. - Обратно на железную дорогу меня из-за моего диагноза не брали. Малейшие физические нагрузки могли вызывать сердечный приступ, но лежать в постели я не мог. Когда одна из родственниц в слезах задалась вопросом, за что Бог наказал меня, я отрезал, что это всего лишь испытание, которое нужно пройти и выдержать.

И он выдержал. Вопреки прогнозам врачей Косыгин снова занялся спортом и не побоялся тяжелой и непрестижной работы в милиции. Медики удивлялись, но спустя несколько месяцев от его болезни не осталось и следа. Немаленькую роль в его чудесном возвращении к жизни сыграла новая любовь. Пустоту в его сердце заполнила студентка и его будущая жена Лидия. Александр Михайлович по сей день благодарен любимой супруге за то, что вернула его к жизни, создала теплый домашний очаг и помогла пережить все последующие жизненные трудности.

 

Бывает и хуже...

С первых дней в милиции Косыгин проявил себя, как истинный опер. Особенно хорошо ему удавалось "раскалывать" преступников. Обстановка на узловой станции Ртищево долго оставалась криминогенной. Заезжие воры-гастролеры то и дело втягивали местных мальчишек в свои криминальные аферы. Да и дерзость малолетней шпаны нередко шокировала взрослых. У Александра открылся профессиональный талант и любовь к аналитике, которые помогали ему раскрывать сотни запутанных дел. Он лично разрабатывал операции, выслеживал преступников, рисковал жизнью и брал их с поличным.

Коллеги недоумевали: откуда у молодого опера такая раскрываемость? Секрет Косыгина был прост: никаких поблажек закоренелым негодяям, чьими бы родственниками они ни являлись, и крепкая рука помощи тем, кому можно и нужно помочь. Умение понимать, доверять и просто общаться с людьми пригодились Александру Михайловичу ни раз.

Работа в милиции не ограничивалась задержаниями воров и убийц. В разгар паводка оторвавшаяся льдина унесла двух мальчишек. Молодой лейтенант прибыл на место. Одному из ребят удалось спрыгнуть на берег, а другой зацепился за дерево и из последних сил хватался за прогибающиеся ветки. Ситуацию усложнило наступление темноты. С помощью селян Косыгин сколотил плот, на который водрузил ведро с горящей соляркой. На этом плавательном средстве он попытался добраться до злополучного дерева. Но русло завертело плот из 18 бревен, как щепку, и перевернуло вверх дном.

Течением милиционера отнесло за несколько километров. Очевидцы решили, что молодой лейтенант утонул. Каким-то невероятным усилием Косыгин выбрался из ледяной воды и по льдинам пополз к берегу. Сельская учительница из ближайшего дома дала ему сухую одежду, и он пешком вернулся к месту ЧП.

К операции спасения уже присоединились военные. Но вытащить подростка не получалось. И вновь Косыгин взял дело в свои руки. Через заводи вместе с двумя смельчаками он переплыл на другой берег. К лодке закрепили веревку с двух сторон, и лейтенант снова попытался подобраться к мальчишке. Вытащить испуганного подростка удалось со второй попытки.

- Пацан ждал затрещины, но я лишь потрепал его по волосам: ничего - бывает и хуже! – с улыбкой вспоминает Александр Михайлович.

 

Убийство в Перелюбе

После успешной работы в Ртищево Косыгин получил новое назначение в Перелюбский райотдел милиции. Супруга Лидия и дети Олег и Татьяна привыкли к переездам и к тому, что глава семьи почти круглые сутки проводит на работе.

Службу в Перелюбе Александр Михайлович начал с традиционного изучения нераскрытых дел - "глухарей" - за последние несколько лет. До поздней ночи новый начальник внимательно изучал показания свидетелей, выписывал что-то в записную книжку, подолгу думал и сопоставлял факты. Такая работа, наряду с раскрытием преступлений "по горячим следам", всегда приносила результаты. Такой же грамотности и оперативности в действиях Косыгин требовал и от своих подчиненных и создавал для этого все необходимые условия.

Запомнился полковнику еще один случай. В полях под Перелюбом тракторист нашел труп неизвестной молодой женщины. Отсутствие свидетелей говорило о том, что преступление останется нераскрытым. Единственными зацепками стали следы от мотоцикла и наколка с надписью "Клава" на руке убитой. Но чутье подсказывало Косыгину, что шансы есть.

- Татуировка на руке женщины говорила о связях с криминальным миром, и я решил проверить ближайшие женские колонии, - продолжает ветеран – В соседней области меня ждал сюрприз. В картотеках исправительного учреждения я нашел заключенную, похожую на убитую. Ее звали Клавдия, и несколько дней назад она вышла на свободу. Но опросы и прочие следственные действия результатов не принесли. Когда я собирался уезжать, мне передали, что со мной хочет встретиться одна осужденная. В осунувшейся женщине я не сразу узнал свою первую любовь. Ее брак оказался неудачным. Она связалась с плохой компанией. Подающего большие надежды хирурга лишили родительских прав на дочь. Все это в конечном итоге привело ее за решетку.

В колонии дерзкая и свободолюбивая Римма прослыла дерзкой нарушительницей режима и даже несколько раз пыталась свести счеты с жизнью. По стечению обстоятельств в тот день она оказалась в машине, которая проезжала по колонии в тот момент, когда там оказался Косыгин. Римма не знала, где и кем работает Александр, но буквально выпросила у начальника отряда организовать встречу с ним. Она хорошо знала убитую Клавдию и безошибочно назвала имя ее убийцы. Им оказался сожитель погибшей. Своей жизнью несчастная поплатилась за то, что знала об ограблении сберкассы и убийстве, которые он совершил. И вновь судьба была благосклонна к Косыгину. Начальник колонии оказался его приятелем по милицейской академии. К тому же срок, который Римма Немцевич отбыла в заключении, при хорошем поведении позволял арестантке освободиться досрочно. Начальник колонии-поселения не мог понять, зачем главному Перелюбский милиционеру понадобилась заключенная с несколькими томами нарушений. Но Косыгин заверил, что сможет вернуть эту женщину к нормальной жизни, и попросил направить ее в свой район.

Через полгода после раскрытия убийства в поле Римму Немцевич освободили за хорошее поведение. Александр Михайлович помог ей получить паспорт. Талантливого хирурга охотно приняли в районную больницу, где не хватало кадров, и дали служебное жилье.

При этом никто не подозревал о прошлом этой женщины. Косыгин побаивался, что неудачная операция может погубить Римму, и просил главврача не доверять ей серьезных хирургических вмешательств. Но, к его удивлению, односельчанка делала успехи, очень быстро стала лучшим хирургом больницы и однажды спасла Александру жизнь.

- Поздним вечером я возвращался домой с очередного выезда на убийство, - рассказывает Александр Михайлович. – Меня окликнула сельская учительница. - Захлебываясь слезами, женщина рассказала, что пьяный муж вооружился ружьем и угрожает сжечь и детей и дом. Я велел учительнице бежать за помощью, а сам кинулся к месту пожара.

Косыгин сбил дебошира с ног, но тот успел выстрелить. Дом заполнил дым. Из последних сил он разбил окно, передал детей соседям и отключился. В больнице над ним склонился испуганный практикант. Нужна была операция, но делать ее молодой врач боялся.

- Как же вы так? – пробормотал он Косыгину.

- Ничего, бывает и хуже, - еле слышно ответил он.

- А вы мне это уже говорили, не помните? - сказал вдруг практикант.

В молодом медике Александр Михайлович с трудом узнал того самого подростка, которого когда-то вытаскивал из льдин. Позже подоспела хирург Римма Сергеевна и провела еще одну успешную операцию.

 

Побег из СИЗО

Под руководством Косыгина Перелюбский райотдел милиции дважды становился лучшим в области и удерживал наивысшую награду времен СССР – переходящее Красное Знамя. После Перелюба Александр Михайлович возглавил милицию в Ершове. Назначение было не случайным. Ершовский отдел прославился сокрытиями преступлений и прочими нарушениями. Слава о принципиальном Косыгине быстро разнеслась по району и вышла за его пределы. Подчиненные с недоверием и с сарказмом относились к активности молодого начальника, но спустить работу на привычных тормозах не удавалось.

- Однажды жительница райцентра пожаловалась мне, что у нее обокрали сарай, а дежурной не принял заявление и послал ее к участковому, - вспоминает ветеран. – Я вызвал того дежурного и сказал, что до следующего дежурства злоумышленники должны быть задержаны. В противном случае я тебя уволю! К концу того же дня кража была раскрыта, воры давали показания следователю. После этого случая по каждому заявлению принимались меры, и ни одно из них больше не ушло в корзину.

Принцип Косыгина "закон един для всех" нередко приводил к конфликтам с местным партийным руководством. Но сломать его не удавалось. В 1980 году Александр Косыгин назначили замом начальника областного уголовного розыска, а спустя 5 лет он возглавил УВД Саратова. Под его руководством проходила знаменитая операция по задержанию беглецов из Саратовского СИЗО. Эти дни Александр Михайлович помнит, будто это произошло вчера, и считает, что случившегося можно было избежать.

- О ЧП я узнал вечером, - вспоминает он. – Трое отъявленных уголовников во главе с трижды судимым 27-летним Владимиром Рыжковым взяли в заложники женщин-конвоиров и заключенных-малолеток. В обмен на их жизни бунтовщики потребовали оружие, деньги и автомобиль. Начальник областной милиции был в отпуске. И все легло на меня. Когда я понял, что заваруха нешуточная, попросил в помощники своего бывшего зама, а в то время начальника областного ГАИ Николая Дорошина. У нас с ним уже был опыт освобождения заложников, да и никто не умел вести переговоры с бандитами так, как это делал Николай.

Владимир Рыжков

Вооруженные до зубов бандиты вырвались в город, а после захватили одну из квартир на улице Жуковского. Бунтовщики требовали алкоголь, оружие, деньги и самолет. Именно Косыгин первым оценил реальный масштаб происходящего и попросил вызвать "Альфу". Саратовский штурм навсегда вошел в историю российского спецназа.

- Я порекомендовал командиру "Альфы" штурмовать квартиру с верхнего этажа и одновременно с бронированным щитом выбивать входную дверь, - рассказывает Александр Михайлович. – Возможно, это спасло жизнь заложникам. Район происшествия полностью оцепили, а по улицам для шумового эффекта подогнали тяжелые КамАЗы.

У хозяйки сверху болел ребенок, но она разрешила "альфовцам" использовать свою квартиру. Тросы закрепили к батарее. Среди заложников находилась 3-летняя девочка Ира. Дорошин вел переговоры с зеками и тянул время, как мог, но это уже не помогало. Штурмовать квартиру решили на рассвете. Закрепляя снаряжение к батарее "альфовцы" старались не шуметь, но в ночной тишине это было сложно. Бандиты услышали шум и их нервы сдали. Рыжков приказал выбросить из окна инвалида, родственника хозяина квартиры. В отличие от "альфовцев" наши рации были никудышными, и я с трудом передал команду запустить КамАЗы. Около четырех часов утра начался штурм. Первой из квартиры выбежала сотрудница СИЗО, затем вывели мать с ребенком. Женщина закрывала рот малышки ладонью и боялась, что она снова заплачет. Я попросил ее убрать руку и сказал, что все окончилось. Девочка была светленькой и голубоглазой. Когда мать убрала руку, я увидел на ее личике улыбку.

Дом на улице Жуковского 20, где засели бандиты

Квартира сильно пострадала, и Александр Михайлович дал задание работникам СИЗО отремонтировать ее на совесть. Позже эти события стали сюжетом нескольких фильмов, в том числе и популярной передачи Леонида Каневского "Следствие вели…". Кстати, полковник Косыгин работой киношников остался недоволен. По его мнению, они исказили ряд деталей и намеренно сделали главными героями операции сотрудников КГБ, а ему, и Дорошину с остальными милиционерами отвели второстепенные роли.

- Когда секретарь обкома спросил, почему все это произошло и кто виновен, я объяснил, что СИЗО, в котором захватили заложников, подчиняется УВД области, и к городской милиции отношения не имеет, - продолжает Александр Михайлович. – Доля вины есть у всех, но главные ошибки совершили руководство СИЗО и прокурор города, когда предоставили зекам машину и выпустили их вместе с заложниками на свободу. Затем сотрудники КГБ и УВД области дали рецидивистам боевое оружие. Кроме того, тотальное преследование машины с уголовниками в центре ночного Саратова едва не стоило жизни Дорошину. В своем выступлении я также перечислил многие факты, которые мешали нам работать.

К слову, прошение Косыгина к руководству УВД области представить к медали одного из реальных героев этой спецоперации Николая Дорошина не утвердили. И только по окончанию многочисленных расследований обком партии счел необходимым наградить Александра Косыгина и Николая Дорошина почетными грамотами "За мужество, проявленное при задержании особо опасных вооруженных преступников".

 

Саратовский "спрут"

Разгул преступности, который охватил Саратов и всю Россию в начале 90-х, для принципиального Александра Косыгина стал самым тяжелым временем. Нежелание прогибаться и ряд громких дел против городских хозяйственников и партийных боссов привели полковника к конфликтам с их покровителями из высшего милицейского руководства. Косыгину угрожали, его пытались подкупить и, в конце концов, отстранили от службы, правда, сломить так и не смогли.

Опыт оперативника помог Александру Михайловичу с легкостью вычислить своих заказчиков. За годы службы в системе исполнения наказания Косыгин заслужил уважение даже тех, с кем боролся всю жизнь. Криминальные авторитеты ценили его за сильный и справедливый характер. Это и помешало саратовской "братве" убрать неподкупного полковника. Поэтому сделать это поручили более сговорчивым людям.

- В отношении меня проводили проверки, – вспоминает Александр Михайлович. – Устанавливали слежки, сотрудников городской милиции анонимно опрашивали, как они относятся ко мне. Но отзывы были только положительными. Проверяли, сколько у меня дома костюмов, какая мебель, и тому подобное. Но сведения о моем богатстве так и не подтвердились..

В 2015 году в областной научной библиотеке состоялась презентация автобиографической книги Александра Косыгина "Остаться человеком". Главный герой его романа Александр Вершинин - такой же ярый защитник правопорядка, как и его прототип, полковник Косыгин. В книге подробно описаны люди, в которых легко угадываются высшие милицейские начальники тех лет.

Сам Александр Михайлович говорит, что руководство городской милицией в последние годы службы выдались напряженным и одновременно стали испытанием. Ему пришлось столкнуться с внутренними разборками и интригами вышестоящего руководства, коррупцией и криминальной войной. Но еще больше ветерана печалят события наших дней. Не очень доволен полковник Косыгин и сегодняшней реформой МВД, которая, по его мнению, не улучшает работу, а создает удобный повод для увольнений неугодных.

- Реформирование надо начинать с кабинетов руководителей, – уверен ветеран. – Необходимо избавляться от проходимцев и бездельников, изжевать протекционизм, беречь кадры, укреплять профессиональное звено и возрождать народную милицию! И самое главное - во всех ситуациях нужно оставаться людьми. Приятно, что моя книга вызвала множество откликов. Значит, честь и совесть еще живы...

 

В ТЕМУ

Милицейская династия

Хотя сам Александр Косыгин не хотел, чтобы его дети работали в милиции, избежать этого не удалось. Его сын Олег, полковник милиции и кандидат физико-математических наук, работал преподавателем, возглавлял одну из кафедр Саратовского юридического институте МВД. Дочь Татьяна связала свою жизнь с криминалистикой в транспортной милиции. Подробную историю милицейской династии Косыгиных можно найти в Управления МВД по городу Саратову.

Справка СП 


Александр Михайлович Косыгин Родился в 1941 году, в селе Змеевка Ртищевского района. С 1965 года оперуполномоченный Ртищевского ГОВД. С 1970 года - начальник ОВД Перелюбского и Ершовского районов. С 1980 года - заместитель начальника областного Управления уголовного розыска и управления исправительно-трудовых учреждений. С 1985 года - начальник УВД г. Саратова. С 1993 года - начальник отдела по обработке пенсионной информации областного управления соцзащиты населения С 1996 года – секретарь Совета безопасности правительства области. В 2004 году возглавил управление по обеспечению работы мировых судей Правительства области. В настоящий момент на пенсии, почтенный вететран МВД, председатель комитета ветеранов административных органов и учреждений гослужбы Областного совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов. Награжден 15 медалями и 9 почетными знаками федеральных органов власти.

84 Поделиться: 0
наверх