28.09.20
06:42
+8°C, переменная облачность
USD 76.82
EUR 89.66

Меню

28.09.20
06:42
+8°C, переменная облачность
USD 76.82
EUR 89.66
12+

Археолог Дмитрий Кубанкин: «Просто раскопать Глебучев овраг – это неинтересно»

Какие исторические тайны скрыты в саратовской земле, что могут рассказать о прошлом города свинцовые пломбы и пустые бутылки, в каких частях города перспективнее всего проводить раскопки. Об этом в большом интервью подробно рассказал Дмитрий Кубанкин, историк, археолог, директор Исторического парка «Россия — моя история» в Саратове, организатор ежегодного фестиваля исторической реконструкции «Один день из жизни средневекового города» («Укек»).

”Археолог

- Я хочу начать наш разговор с вопроса о том, с чего вообще началось ваше увлечение историей? Когда вы решили для себя, что будете археологом? 

- Наверное, все началось с того, что в свое время мне стала интересна история как таковая и, в частности, история нашего города. А затем я увлекся непосредственно археологией, то есть той историей, которая опирается не на письменные источники, а на вещественную базу, на те предметы, которые на первый взгляд невозможно разговорить. Это такое археологическое детективное расследование, когда нужно все структурировать и понять прошлое, которое, казалось бы, лежит на поверхности, только мы его не видим.

- Если говорить о Саратове с точки зрения археолога, что в городе самое интересное? Насколько он вообще изучен?

- На данный момент городская археология — это беда Саратова. Если говорить о самом городе, то мы знаем только дату его основания — 1590 год. Мы до сих пор не можем назвать точное место, где он появился. Нам известно, где находился левобережный Саратов, но раскопок там практически не велось. На сегодняшний момент большая часть этой территории затоплена Волгоградским водохранилищем, а остальная находится под дачами. Мы знаем, когда Саратов окончательно укоренился на правом берегу. Но мы практически ничего не знаем об археологии, о культурных слоях. За все время нам удалось заложить лишь три шурфа (шурф — это небольшой раскоп участка в археологии или почвоведении — прим. ред.) общей площадью около 60 квадратных метров.

- Где эти раскопки проводились? 

- Один шурф был во дворе Музея краеведения, и он показал интересные слои. первый, который нам удалось датировать, относится к началу XVIII века, времени Петра I. Если мне не изменяет память, то там была найдена полушка 1702 года, однако там явно прослеживается и более ранний слой. Второй участок — это двор дома Гектора Баракки. Мы пытались там обнаружить следы крепости Саратов, но оказалось, что на изученной нами площади 20 кв. метров нет четко датируемых нижних слоев. Сами слои есть, но мы не можем их продатировать на такой маленькой площади. Оказалось, что они слабо насыщены находками. То есть это не какое-то хозяйское сооружение, а пустырь ближе к окраине города. Зато на рубеже XIX-XX веков там был безумно интересный погреб, который в дальнейшем был засыпан бытовым мусором. И вот там мы собрали огромное количество свинцовых пломб, которыми были опечатаны товары. Это таможенные пломбы из Порт-Артура, Манчжурии, Санкт-Петербурга. Можно даже проследить, откуда и какие товары везли. Мы проследили там мясные лавки Саратова, мясные бойни, обнаружили огромное количество различного фарфора, французские изделия и прочие вещи, которые рассказывают о повседневной жизни горожан начала XX века. Фарфоровые пупсы, разные склянки с надписями из-за рубежа и из разных регионов страны.

- Как интересно! А где был третий участок?

- Третий участок — это здание Присутственных мест. Это как раз территория современного Училища искусств, которая раньше выходила на стадион «Динамо», где был Александро-Невский Кафедральный Собор. Там надо было найти входной портик у здания. Мы его нашли и увидели, что он неплохо сохранился. Удалось установить, что первые слои там датируются рубежом XIX-XX веков. Кстати, интересный момент: там было найдено немало винных или водочных бутылок, которые были связаны именно со временем функционирования здания Присутственных мест. И дальше была интересная заметка — мне попались воспоминания, согласно которым чиновники зачастую на работе ходили пьяными. Так что у нас, получается, обнаружилось косвенное подтверждение этой байки, хотя материала с шурфа было не так много. 

- А какие районы Саратова кажутся наиболее перспективными в археологическом плане? 

- Здесь надо обратиться к сохранившимся письменным источникам. Прежде всего, к планам города разных периодов. Если говорить о крепости Саратов, то нам известны границы вала и рва, которые вокруг нее проходили. Это территория от Волги по Глебучеву оврагу примерно до Октябрьской улицы. Потом по ней граница крепости доходит до улицы Волжской и чуть дальше нее спускается вниз к Волге. Это и есть историческое ядро города Саратова, где однозначно была активная жизнь в XVII веке. Но самое удивительное, что там есть археологические памятники более ранних периодов. Вот та территория очень нуждается в археологическом изучении.

- Раз уж вы упомянули Глебучев овраг как границу крепости, хочу спросить про него.  Насколько я понимаю, туда несколько веков подряд сбрасывался всякий бытовой мусор, так что там могут быть богатые культурные слои. Была ли идея какие-то археологические раскопки проводить в Глебучевом овраге? Или это технически сложно, учитывая его проблемное состояние? 

- Для начала надо понимать, что археология  Средневековья — это одна специализация, а городская археология XVII-XIX веков — это совсем другая история. Чтобы активно заниматься археологией Саратова, необходимо создание специального научного центра или хотя бы один-два специалиста, которые бы глубоко погрузились в эту тему и смогли ее вести. Кроме того, надо учесть, что тот же Глебучев овраг — это, как вы сказали, место, куда сваливали огромное количество мусора, и просто копать свалку смысла нет. Нужно копать археологические объекты с какими-то комплексами. Нужно понимать, что мы хотим найти. Просто раскопать Глебучев овраг — это неинтересно. Но я могу сказать, что когда в Саратов в XVIII веке приезжал Иван Лепехин, известный путешественник и в дальнейшем академик, он писал в путевых заметках, что ближе к территории современной Музейной площади в Глебучевом овраге добывали квасцы. Мы до сих пор не знаем, где велась эта добыча. Когда я общался с геологами, они мне показали целый ряд статей, которые подтверждают, что эти квасцы действительно выходят там на поверхность. Было бы интересно определить, где велись эти промыслы, а затем провести там раскопки. Но надо понимать, что сами по себе археологические исследования, если их проводить в неправильном месте, могут оказаться очень большой тратой денег, которая ни к чему не приведет. 

 (Глебучев овраг. Фото КБ Стрелка)

- А как определять наиболее перспективные участки для раскопок?

- В любом случае, если будут вестись какие-то масштабные земляные работы, то как минимум необходимо наблюдение археолога за этими работами, чтобы выявить наличие или отсутствие культурного слоя, каких-то объектов, принять решение о разборе этого слоя и так далее. То есть должно быть профессиональное сопровождение земляных работ специалистами в области археологии. А параллельно можно проводить раскопки, изучив предварительно архивный материал, записки путешественников, карты, показывающие, что здесь было, и что мы можем попытаться найти. Надо собираться сообществом краеведов, историков, которые знают, как формировался город в различные периоды, выявлять какие-то локальные точки в Глебовраге, которые представляют наибольший интерес.

- Когда я смотрел материалы по истории Глебучева оврага, я обратил внимание, что вот и в XIX веке и в начале XX века, его всегда описывали как какую-то проблемную территорию. Там всегда были какие-то вечные нерешаемые проблемы. Почему так получилось? 

- Я недостаточно глубоко погружен в историю Глебоврага, поэтому в данном случае говорю не как археолог, а как горожанин. Глебовраг долгое время был низиной на окраине города, и, как вы понимаете, в эту низину все сбрасывалось. Овраг создавал большие проблемы для города, и зачастую казалось, что легче этот овраг засыпать. Но любой человек, который хоть немножко разбирается в городском ландшафте, поймет, что этот овраг засыпать невозможно, так как по нему сходят воды. И если вы его засыплете, он все равно дорогу свою там найдет. Поэтому при формировании в Глебучевом овраге рекреационной зоны или любого строительства, нужно учитывать этот водоток. Так что нужно делать комплексный проект, где будут работать и историки, и геологи, и специалисты по ландшафту, и просто урбанисты.

 (Соколовая гора. Фото КБ Стрелка)

- А если говорить про Соколовую гору, она вообще в истории города какую роль играла? Она была заселена исторически? 

- Она была заселена еще в Средневековье, там есть Золотоордынский памятник. Мы понимаем, что горы, возвышенности — это очень хорошие смотровые площадки. Но долгое время это место оставалось окраиной. Другое дело, что сейчас Соколовая гора —это неотъемлемая часть города, его культурное пространство. И необязательно, чтобы у каждого культурного пространства были какие-то глубокие доисторические корни. Место может сформироваться совсем недавно, но при этом у него может быть сумасшедший потенциал. Мы точно видим, что потенциал Соколовой горы еще до конца не исчерпан. Скажу как житель города — если ко мне приезжают гости, Соколовая гора — это одно из мест, куда я их обязательно поведу, чтобы они увидели с высоты птичьего полета Саратов, чтобы они узнали об истории города времен Великой Отечественной войны, его вкладе в победу. На сегодняшний момент — это одна из лучших точек, откуда можно увидеть фактически весь город. Мне кажется, что история Соколовой горы продолжает активно формироваться прямо сейчас.

- А что вы думаете по поводу парка Победы на Соколовой горе? Имеет ли смысл как-то развивать этот мемориальный комплекс? Или он уже сложился? 

- Я выскажу свою личную позицию. На мой взгляд, Соколовая гора не ограничивается парком Победы. Там огромные территории, которые требуют освоения. Если посмотреть на инфраструктуру, то у нас парк Победы соединяется тонкой нитью с городом. А вот овраг ее как раз разделяет. Вроде бы это часть Саратова, очень яркая, примечательная, но доступ туда перекрыт именно Глебоврагом. И если мы сейчас включим Глебовраг в это городское пространство, то, соответственно, и Соколовая гора вместе с парком Победы соединятся. Будет проще туда попасть, потому что сейчас это можно сделать только по одной дороге.

- На какие моменты при проектировании развития Соколовой горы нужно обратить особое внимание? 

- Мне кажется, людям должно быть максимально комфортно. В центре Саратова уже сложно создать какие-то стоянки. Но если мы на Соколовой горе не предусмотрим какое-то место, где люди смогли бы оставить свой транспорт, а дальше сесть, скажем, на какой-то электромобиль, чтобы перемещаться по этой огромной территории, то мы можем потерять большое количество посетителей. Это первое. Второе — конечно же, хочется, чтобы отдых был разнообразным. Мы всегда говорим о культурном отдыхе, а мне бы хотелось, чтобы отдых был не только культурным, но и созидательным. Чтобы люди могли сами что-то делать, зарядиться эмоциями, впечатлениями, увидеть себя в прошлом, попробовать себя в разных ремеслах. Есть национальные центры, но не хватает, мне кажется, какого-то обучения ремеслам. Вот на фестивале «Укек» мы это хорошо видим — дети и взрослые просто без ума, когда сами что-то могут создать. Когда видят, как создается средневековая бусина, потом сами могут сделать что-то из дерева, из камня. Мне кажется, зачастую объектам, которые мы создаем в городе, не хватает вовлеченности людей.

- Я знаю, что был нереализованный проект, хотели на одном из склонов Соколовой горы, сделать что-то типа горнолыжного спуска. Вообще спорт там может быть уместен? 

- А почему нет? Помимо горных лыж у нас есть скейты, роликовые коньки. У нас даже негде на санках покататься в городской среде. Есть горы, есть овраги, но создать безопасную территорию, куда можно прийти с ребенком, взять снегокат и безопасно, без ущерба для жизни прокатиться — таких мест практически нет. А здесь стоит вложиться один раз, и появится зимняя горка. И просто любой вид спорта… Вот посмотрите, я живу недалеко от Глебучева оврага. И когда я там хожу, вижу, что спортивная площадка рядом с ФОКом «Звездный» практически всегда занята. Это значит, что людям не хватает мест в городской среде, куда бы они могли прийти и заняться спортом.

 (Зеленый остров. Фото КБ Стрелка)

- У меня последний вопрос по поводу Зеленого острова и пляжа Пески. Как вы видите потенциал этих территорий? Какие проблемы, с ними связанные, нужно решать в первую очередь? 

- Самое главное, что сейчас Зеленый остров оторван от города. Вроде бы он существует, люди ездят туда отдыхать, но непонятен статус этого места. Это какой-то дикий участок. Конечно же, нужны территории, где люди могли бы отдохнуть на Волге. А тут уже все условия созданы, прямо напротив город Саратов, надо просто его каким-то образом соединить с Зеленым островом. Мне очень нравится идея с фуникулером, не знаю, насколько она осуществима. Волга – это достояние города Саратова. Острова на Волге всегда были важными местами для города. Начиная с того, что в дореволюционном Саратове первомайские митинги зачастую устраивали на островах, прячась там от полиции. Ну и просто приезжали отдыхать туда с древнейших времен. Зеленый остров должен быть включен в тело города, а не оторван от него. Мне кажется, это очень важно и с точки зрения туризма, и с точки зрения нового места отдыха для жителей Саратова.

Экспертные интервью проводятся в рамках Открытого международного конкурса на лучшие архитектурно-градостроительные проекты комплексного развития территорий центральной части Саратова.

12 авг 2020, 19:53 337 Поделиться: 0
наверх